| |
  • PR

  • ПОЛИГРАФИЯ

  • ИНТЕРНЕТ

  • РЕКЛАМА

  • ДИЗАЙН

Москва | 16 Декабрь 2017 | Сб

PR агентство Global Media / Глобал Медиа | Современное состояние фармацевтической отрасли России и зарубежные инвестиции

Исполнительный директор агентства Global Media, а также редактор фармацевтического портала Pharm-MedExpert.Ru Иван Данилов дал интервью американскому журналу Scientific America. Встреча состоялась 14 января 2011 года в гостинице Holiday Inn в Москве. Тема разговора с репортером Алланом Эйблом (Allan Abel) - современное состояние фармацевтической отрасли России и зарубежные инвестиции. Оригинал материала.

 

 

Краткие тезисы

Причины отставания отечественной фармотрасли

Российская фармпромышленность отстала от ведущих западных стран в силу того, что основные стратегически важные производства находились в союзных республиках и странах Восточной Европы. К концу 1980-х гг. фармрынок СССР являлся сбалансированной системой в рамках Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ). В восточноевропейских странах (ГДР, Венгрия, Чехословакия, Польша, Болгария,  Югославия) концентрировалось производство ЛС, лекарственные субстанции и химическая продукция выпускались в РСФСР. Распад СССР негативно отразился на отрасли, в первую очередь, резко сократился импорт лекарств. Государство было вынуждено упрощать систему ввоза ЛС. Эти действия позволили избежать острой нехватки лекарственной продукции, однако упрочнили позиции зарубежных фармпредприятий. Отраслевое законодательство не менялось более 15 лет, что привело к значительному спаду отрасли, падению производств, снижению качества продукции, а соответственно и снижению конкурентоспособности.

Прогнозы неутешительны - в ближайшее десятилетие Россия останется страной, производящей не собственные лекарства, а воспроизводящей дженерики (то есть ЛС, имеющее такой же состав действующих веществ, лекарственную форму и эффективность, как и оригинальный препарат, но не обладающее патентной защитой). Доля зарегистрированных дженериков в РФ сегодня составляет 78-80% рынка, в то время как в США она не превышает 25%, в Японии – 20%.

В сегодняшней российской фармпромышленности можно выделить две концептуальные проблемы: неспособность обеспечивать население современными ЛС, весь цикл производства которых находился бы на территории РФ, и низкий уровень инноваций и технологий. А высокий уровень инфляции, высокие ставки процентов по кредитам, рост тарифов на энергоносители, высокая стоимость капитального строительства в силу географического расположения, демпинговая политика азиатских государств - все эти факторы снижают конкурентную способность отечественных фармпроизводителей. Важный фактор, влияющий на процесс локализации в России - отсутствие целесообразных для поглощения предприятий, даже несмотря на большое количество компаний. Вывод: сегодня российский фармацевтический рынок является типичным колониальным.

 

Для западных фармкомпаний российский рынок – в приоритете

Для менеджмента основных иностранных фармгигантов, российский рынок является одним из приоритетных с точки зрения инвестиционного развития. Даже несмотря на кризис, многие компании рассматривают возможность локализации производства в России. Начиная с 2003 г. объем российского рынка (в рублях) увеличивался на 10–12% ежегодно, в 2006 году российский фармрынок продемонстрировал фантастический рост в 27,5%. На протяжении следующих лет он демонстрировал весьма значительные темпы роста порядка 15% в год. И даже в 2008-2009 гг. во время кризиса рост был на уровне 10-12%. По оценкам, в 2010 г. он возрастет на 20% в долларах США, а к 2020 году он может превысить 60 млрд. долл. К примеру, фармрынок США ежегодно растет на 4-5%, мировой рынок – 5-10% в год.

Сегодня «Большая фарма» (Big Pharma, ТОП-10 мировых фармкомпаний) осуществляет основные инвестиции в развивающиеся страны. Это происходит потому, что дальнейшее насыщение рынка в развитых странах не прогнозируется. А экономический рост позволяет правительствам развивающихся государств быстрее увеличивать расходы на социальные нужды, в первую очередь на образование и здравоохранение. Потому возврат инвестиций происходит быстрее. Самые быстрые темпы роста наблюдаются у стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай), а лидером традиционно выступает Поднебесная. Международные инвесторы понимают, что возможности российского рынка еще очень велики, а его ёмкость значительна. К примеру, потребление лекарств в нашей стране на душу населения в стоимостном выражении значительно ниже, чем в других странах. В 2005 году россиянин в среднем тратил 58 долл. на покупку медикаментов, в 2006 году – 70 долл., по итогам 2008 года эта сумма составила 67 долл. Сегодня в России потребляется лекарств на 82 долл. на душу населения в год, в то время как в странах Евросоюза – на 250 долл. на душу населения в год. В США в среднем лекарств потребляют на 704 долл., в Канаде – на 498 долл., во Франции – на 459 долл., в Германии – на 411 долл.

У отечественной фарминдустрии есть потенциал для развития, поскольку доля фармрынка в создании ВВП у нас менее 1%. Для примера, в ВВП Евросоюза фарма составляет около 2%. Если в 2002 году российский фармрынок был равен $3 млрд, то в 2010-м уже $12 млрд. К 2020 году планируется достичь среднеевропейского уровня. Продолжительность жизни среднего россиянина в 2002 году была равна 64 годам, а в 2010-м — 68. Таким образом, рынок вырос в четыре раза, а также на четыре года увеличилась продолжительность жизни. Вот данные по США: в 2002 год фармрынок составлял $200 млрд, в 2010 году - $250 млрд, продолжительность жизни среднестатистического американца была в 2002 году 77 лет, а в 2010-м - 78 лет. Вывод: любые инвестиции в фармотрасль России окупятся с толикой, даже смотря на существующие проблемы.

 

Основные проблемы

Отсутствие производств стандарта GMP. Согласно данным Минэкономразвития соответствуют международному стандарту качества GMP (Good Manufacturing Practice или Надлежащая производственная практика - система норм, правил и указаний в отношении производства ЛС, медицинских устройств, изделий диагностического назначения, продуктов питания, пищевых добавок и активных ингредиентов) только 10% российских производителей (56 из 454), еще 40% ввели GMP на отдельных участках, 50% - еще не начинали переход к GMP. Степень износа основных фондов в российской фарминдустрии составляет 60%.

Государство не должно после 1 января 2014 года лицензировать производства без GMP и регистрировать препараты, произведенные не по GMP. Но чтобы предприятия переходили на GMP необходимо открыть для них выгодные кредитные линии, оказать целевую финансовую помощь. В среднем переоборудование одного производства может стоить от 10 млн. долл., да и процесс переоборудования предприятий может занять от трех до четырех лет. Современное фармпроизводство, построенное «с нуля», может потребовать порядка 30-60 млн долл. инвестиций. Государство уже освободило от таможенных пошлин оборудование для фармпромышленности, а заводы в фармкластерах сразу должны строиться по GMP.

Отсутствие квалифицированных кадров. Из-за отсутствия масштабного спроса со стороны индустрии, в России практически отсутствует подготовка высококвалифицированных кадров для современного фармацевтического производства и индустриальной науки. Одной из важнейших проблем подготовки кадров для отечественной фарминдустрии является чрезвычайно низкий уровень оплаты труда профессорско-преподавательского состава ВУЗов. Все это приводит к оттоку квалифицированных кадров в другие сферы деятельности и за границу, к утрате традиций и уровня преподавания из-за ухода пожилых преподавателей, не имеющих возможности передавать свою квалификацию молодой смене.  В России из 48 вузов, которые обучают специалистов для фармации, только два готовят технологов для производств. Нет достаточного числа специалистов в области промышленной фармации, ощущается дефицит менеджеров, инспекторов, инженеров, способных работать в области GMP.

Отсутствие инновационных лекарств. Российские производители лекарств практически не инвестируют в инновационные разработки, поскольку у них на это нет финансовых средств. Частный бизнес и венчурных инвесторы интересует участие в развитии лишь тех подсекторов, которые дают прибыль в короткие сроки и не требуют крупных рискованных инвестиций (аптечные сети, фабрики по производству готовых лекарственных форм, биологически активных добавок и др.). Инновационные разработки во многих серьезных терапевтических областях являются ноу-хау крупных западных фармпроизводителей, что неудивительно, поскольку разработка одного препарата обходится в 0,5-1 млрд долларов и занимает не менее пяти лет. Для примера – в стратегию «ФАРМА-2020» на период с 2009 по 2020 год заложено лишь 3,5 млрд долларов на разработку всех новых российских лекарств.

Потеряно производство собственных субстанций. В период с 1992 по 2008 год объем их производства сократился в 18 раз. В 1992 году в России производили 272 наименования субстанций объемом в 17,5 тыс. условных тонн, что не только обеспечивало потребности производства препаратов в разных сегментах от 70 до 100%, но и позволяло экспортировать в дружественные страны. В настоящее время российская фармпромышленность использует не более 8 тыс. тонн в год, из которых, по разным данным, лишь 1-2 тыс. тонн поставляют отечественные производители. Индия и Китай, которые на протяжении последних лет проводят  политику по переносу на свою территорию иностранных производств, монополизировали рынок. Сейчас эти страны стали основными мировыми площадками для производства лекарственных субстанций.  В этих странах, где стандарты экологической безопасности нечеткие, существуют крупные несертифицированные производства, поэтому качество некоторых субстанций вызывает определенные сомнения.

Лекарственный фальсификат. Эксперты оценивают объем подделок в России в 10-15% от легального оборота лекарств (хотя данные официальных источников куда скромнее - не больше 1%). Для сравнения: в странах Евросоюза этот показатель в среднем равен 3-5%. Этот криминальный бизнес по прибыльности стоит на третьем месте после продажи наркотиков и оружия. Неудивительно, что во всем мире, в том числе и в России, производство и сбыт лекарственного контрафакта продолжает увеличиваться. Речь идет об огромных количествах нелегальных лекарств и исключительно сложных криминальных сетях. Согласно оценке американского Центра по лекарствам, представляющим общественный интерес, продажи поддельных препаратов во всем мире доходят до 75 млрд. долл. Налицо увеличение объемов  контрафакта на 90% только за последние пять лет. Наибольшая доля торговли поддельными лекарствами приходится на Азию. Однако, и в России наблюдается высокий уровень лекарственного контрафакта. В России трудно найти примеры жесткого наказания виновных лиц, в случае, если они вообще задерживаются правоохранительными органами. Для примера, во Франции производство и импорт фальсифицированных лечебных средств наказывается лишением свободы на срок 4 года или штрафом в размере 400 тыс. евро, а организация незаконной сети сбыта — сроком 5 лет или штрафом в размере 500 тыс. евро.

Коррупция. То, о чем предпочитают не говорить - тотальная коррупция российского здравоохранения. Откаты или комиссионные, которые получают чиновники, да и врачи, в России от западных фармкомпаний, огромны.

 

Несколько причин интереса «Большой фармы» к России

Во-первых, международные фармкомпании нуждаются в реализации потенциала новых рынков, во-вторых, последние действия российских властей направлены на создание в стране развитой фармацевтической индустрии. Очевидно, что в последние годы роль государства в финансировании лекарственного обеспечения в России существенно выросла. В том числе, 15-% преференция в госзакупках ЛС на российские препараты (а также импортные, произведенных на территории РФ), введенная в 2008 году в качестве антикризисной меры, стала важным фактором в процессе дальнейшей локализации иностранных производств. В–третьих, условия работы в России достаточно либеральные, если оценивать государственную протекционистскую политику в уровне тарифной защиты. Так, в Китае импортные пошлины - одни из самых высоких в мире и составляют 40% от стоимости импорта, в России таможенные пошлины в среднем составляют 10%.

 

Ситуация с импортом

Сегодня на рынке РФ в денежном выражении доля импортных лекарств составляет 76%, 24% - собственное производство. В натуральном объеме ситуация обратная – 65% у российских ЛС и 35% - у зарубежных. Эта статистика подтверждает факт, что сейчас российская фармпромышленность массово производит однотипную устаревшую отечественную номенклатуру  дешевых лекарств, а также недорогие дженерики. Импортные препараты на порядок дороже отечественных – в среднем 4,5 долл. против 0,7 долл. Выбор в пользу зарубежных медикаментов при госзакупках зачастую продиктован коррупционными интересами. В 2009 году 95% средств, потраченных на лекарства для льготников, пришлось на самые дорогие импортные ЛС. По данным Росздравнадзора, если бы часть закупок заменили отечественными аналогами, то в 2008 году можно было сэкономить 77 млн долл, в 2009-м – 107 млн долл.

Консолидация российского фармрынка пока не очень высока – на ноябрь 2010 года доля топ-5 иностранных фармкомпаний равна 17,9% продаж в денежном выражении, а с учетом единственного крупного отечественного игрока – компании «Фармстандарт» - 22,5%.

До недавнего времени было три проблемы, связанных с функционированием западных фармкомпаний в РФ. Во-первых, международные компании по-прежнему регистрируют в России только представительства, а не юридические лица. Такой статус позволяет им торговать лекарствами, но существовать при этом вне рамок российского налогового законодательства. Во-вторых, будучи представительствами, зарубежные компании находятся за пределами юрисдикции РФ. Судебная защита гражданина РФ в случае ущерба его здоровью по вине западных фармпроизводителей практически отсутствует. Вся строгость российского законодательства распространяется исключительно на отечественных производителей. В-третьих, зарубежные компании не контролируются российскими госорганами, никто не выезжает смотреть, в каких условиях реально производятся лекарства, которые поставляют в Россию. Даже, если на упаковке ЛС написано, что компания располагается в США, лекарство может быть произведено в Пакистане или Индии, пусть и на заводе этой компании.

 

Выход из ситуации

ФАРМА-2020. Стандарт развития фармотрасли –  Федеральная стратегия развития фармацевтической промышленности до 2020 года, в которой одним из приоритетных направлений развития для отечественных фармкомпаний должна стать разработка и производство оригинальных препаратов. Три задачи программы: локализация производства на территории России, достижение лекарственной безопасности, развитие инновационного производства. Первоочередной тактической задачей Стратегии является импортозамещение, что в течение ближайших пяти-семи лет должно позволить перераспределить рыночные доли между отечественными и зарубежными производителями и даже выровнять их. Документ предполагает, что к 2020 году доля продукции отечественного производства на внутреннем рынке вырастет с 20% (2007 год) до 50%, количество инновационных препаратов увеличится до 60%, а объем экспорта фармпродукции возрастет в 8 раз. Через 12 лет в России должны производиться субстанции, необходимые для выпуска 50% готовых лекарств. Также в планах Правительства РФ намерение добиться к 2020 году того, чтобы продукция отечественных фармкомпаний на 80% состояла из инноваций и заняла большую часть внутреннего рынка. Речь идет о создании до 2020 года около 200 новых отечественных лекарственных препаратов.

Одновременно предлагается решать задачи восстановления отечественной фарминдустрии и повышения инновационной составляющей. По мнению авторов ФАРМЫ-2020, поставленные задачи вполне выполнимы, если объёмы инвестиций в отрасль достигнут 200 млн долл. в год, причем основную часть этих расходов должно будет взять на себя государство. В Стратегии есть и дополнительные меры, которые могли бы стимулировать приток в отрасль инвестиций. В частности, предлагается сформировать список препаратов, полный цикл производства которых будет налажен на территории нашей страны, утвердить механизм гарантированных закупок ряда препаратов в рамках тендеров, предусматривается возможность введения протекционистских мер для защиты отечественных производителей. Немаловажно насколько активно западные компании вкладываются в развитие российской фарминдустрии. Необходимо понимание, что они инвестируют в Россию в том числе и для того, чтобы сформировать инновационность российского рынка.

Фармкластеры. Государство готово финансировать фармацевтические кластеры. Они будут создаваться путем объединения ведущих профильных образовательных и научно-исследовательских институтов. Наилучшие площадки для создания кластеров располагаются в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Самарской области, Татарстане. Здесь сосредоточены цвет российской науки и современные лаборатории. О своем желании стать фармацевтическими центрами уже заявили Санкт-Петербург, Волгоград, Екатеринбург; в Ставропольском крае говорят об индустриальном парке стоимостью 2 млрд руб., в Татарстане создают «Татбиорегион» стоимостью 30 млрд руб., в Калуге и Ярославле начинают строиться первые заводы. Предполагается, что бюджетные источники возьмут на себя затраты на обеспечение инженерной инфраструктуры кластера, а также расходы на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ и капитальных вложений в государственные учреждения. Внебюджетные затраты составят вложения в строительство самих производств, реализацию исследовательских проектов и маркетинг.

 

Иностранные инвестиции и деятельность Правительства РФ

У большинства компаний существует потребность быть ближе к локальному рынку. Такие проекты имеют и репутационную составляющую: западные компании хотят быть социальными партнерами российского государства. Правительство РФ готово предоставлять преференции при госзакупках российским, или имеющим в России свои площадки, западным фармпроизводителям.

По данным Ассоциации международных фармпроизводителей (AIPM) 2009 года - список всех западных фармкомпаний, которые либо публично заявили о своих планах развития производства в России, либо известно, что они собираются инвестировать, то совокупная сумма инвестиций в локализацию производства составит порядка 1 млрд. долл. К примеру, в период 2001-2007 гг. в российскую фармотрасль пришло более $500 млн в виде новых производственных мощностей.

Зарубежный фармацевтический лоббизм очень силен: компании активно взаимодействуют с Парламентом и правительственными структурами. Однако, в последнее время налицо планы введения новых протекционистских мер. В Правительстве РФ готовят пакет нормативных актов, направленных на четкую дифференциацию условий работы для отечественного и западного бизнеса, в том числе на рынке лекарств. Вводится новое определение «российская медицинская продукция»: «это ЛС, медицинская техника и изделия медицинского назначения, произведенные на территории РФ». Российским будет признан и продукт, для создания которого используются технологически значимые компоненты, произведенные в РФ. Не рекомендовано признавать отечественной лекарственной продукцией препараты, которые на территории России прошли только первичную или вторичную упаковку, а также маркировку. Это значит, что «сборочные цехи» иностранных компаний больше не будут считаться полноценной локализацией, дающей право на защиту и поддержку со стороны государства. Государство оставляет за собой право на определенные условия для иностранных инвесторов. Сейчас вырабатываются критерии, кого считать иностранным инвестором в фармацевтике.

Кроме того, Правительство РФ планирует создать преференции для западных компаний, которые начнут строить дженериковые производства. Предполагается, что после истечения срока патентной защиты на новые препараты зарубежные предприниматели, построившие заводы, получат право эксклюзивной продажи на территории России своих некогда оригинальных препаратов.

Это делается для того, чтобы западные фармкомпании более активно вкладывались в строительство в РФ научно-производственных мощностей. Это необходимо для того, чтобы Россия выполнила обещание перейти в 2014 году на GMP, а без зарубежной помощи уложиться в эти сроки будет сложно. Без введения этих стимулирующих к созданию производств мер представители большой фармы по-прежнему будут считать Россию слишком маленьким сегментом мирового рынка. Американские гиганты Pfizer, Eli Lilly или швейцарские концерны Novartis и Hoffman La Roche до последнего времени не рассматривали нашу страну в качестве потенциальной производственной площадки. И это понятно: из 140 млн россиян реальными потребителями современных инновационных лекарств могут считаться только 5-6 млн.

Российское правительство в последнее время активно поднимает тему поддержки отечественного производителя и увеличения их доли в госзакупках, а также уменьшения зависимости рынка от импортных препаратов. «Неравенство» российских и зарубежных компаний закрепляет положение, которое дает ценовую преференцию отечественным производителям в 15% к максимальной цене, указанной в условиях тендера (то есть если цена российского препарата будет выше иностранного аналога не более чем на 15%, выбор будет сделан в пользу первого). Индийская Lupin Limited намерена построить завод в России. На ее примере хорошо видно - Lupin рассчитывает на получение преференций при осуществлении государственных закупок, ведь, как указывалось выше, фармкомпании с производством в России имеют возможность продавать лекарства государству на 15% дороже, чем производители, импортирующие товаров. Хотя производить в Индии и поставлять в Россию наверняка экономически целесообразнее. Но чтобы сохранить госзакупки, компания выбрала для себя стратегию, поддерживаемую государством.

Госполитика импортозамещения подразумевает преференции отечественным фармпроизводителям, некоторые иностранные фармкомпании жалуются, что торги по госзакупкам ЛС формируются в пользу российских производителей. Однако пока это частные случаи и на расклад сил на рынке они не влияют: доля российских препаратов в госзакупках составляет не более 5%. Иностранцы сетуют, что региональные чиновники принимают как приказ к действию неформальное указание Минздравсоцразвития и правительства о замене импортных препаратов отечественными. Есть негласные установки, чтобы давать возможность выиграть тендеры отечественным компаниям.

Российское руководство постоянно грозится ограничить госзакупки отечественными лекарствами, поэтому выгодные контракты западные фармацевты нередко оплачивают строительством заводов в России. Например, в октябре 2009 года на волне претензий к фармкомпаниям, которые подкупают российских врачей, для того чтобы те выписывали пациентам именно их препараты, ФАС проверила две из трех транснациональных компаний, поставляющих инсулины в Россию: Novo Nordisk и Eli Lilly. Через неделю после этого Novo Nordisk объявил о том, что готов построить завод в России. 90% инсулинов закупается государством. И не исключено, что третья инсулиновая компания на российском рынке - Sanofi Aventis избежала проблем со стороны ФАС, поскольку в это же время купила инсулиновый завод "Биотон-Восток".

Проблемой при продвижении собственных брендов в России для западных компаний является конкуренция с дешевыми и часто низкокачественными отечественными препаратами, которые за счет более простой технологии и минимальных стандартов контроля качества стоят меньше, чем иностранные. Западные фармкомпании вынуждены тратить значительные рекламные бюджеты в нашей стране на то, чтобы объяснить российским потребителям преимущества использования их продукции.

 

Строительство заводов – не единственная форма локальных инвестиций «Большой фармы». Компании могут заключать лицензионные соглашения о передаче прав на использование лицензий, знаний и технологий российским партнерам. Так работают французская Roche и российский Центр высоких технологий «ХимРар». Стороны подписали договор, согласно которому «ХимРар» получил права на разработку новых потенциальных лекарственных препаратов против СПИДа. Другое направление – совместная подготовка кадров. Многие иностранные компании, такие как Никомед, АстраЗенека вкладываются в процесс образования российских врачей, что немаловажно в случае их работы с инновационными лекарственными средствами.

 

Примеры иностранных инвестиций

За последние годы из сотен западных фармацевтических компаний чуть более десятка решились вложить средства в строительство новых заводов или покупку отечественных производственных мощностей с их полной перестройкой. Крупнейшие среди них -- германские Stada, Merck, Fresenius, английская Glaxo Smith Kline, французские Sanofi-Aventis и Servier, венгерский Gedeon Richter, словенская KrKa, норвежский Nycomed, польская Polpharm. Некоторые примеры зарубежных инвестиций:

  • Транснациональная фармацевтическая корпорация Novartis (второй по размерам рыночной доли в Европе производитель фармацевтических препаратов) в конце 2010 года приняла решение инвестировать в течение пяти лет $500 млн. в создание производства, партнерство по научным исследованиям и развитие системы здравоохранения в РФ. На сегодняшний момент – это беспрецедентная сумма инвестиций.
  • Французская Sanofi-Aventis в октябре 2009 года купила расположенный в Орловской области инсулиновый завод "Биотон-Восток" (28 млн).
  • Швейцарская Nycomed объявила о решении инвестировать в фармацевтическое производство в. Ярославле (75 млн).
  • Немецкая Stada стала одним из крупнейших производителей лекарств после приобретения ОАО «Нижфарм» в 2005 г. и ЗАО «Макиз-фарма» в 2007 г.
  • Шведско-британская AstraZeneca рассматривает возможность производства основных препаратов в России.
  • Венгерская Gedeon Richter планирует построить фармзавод в Брянске.
  • Американская Pfizer заявила, что Россия является приоритетным направлением наряду с Китаем, Мексикой, Турцией, Бразилией и Индией.
  • Словенская KRKA заявила о планах в течение 3 лет увеличить в 3 раза производственную мощность своего подмосковного предприятия, построенного в 2003 г.
  • Британская GlaxoSmithKline, которая участвует в совместном предприятии с российскими партерами, работает над заключением стратегического партнерства с Правительством России.
  • Индийская Lupin Limited намерена построить завод в России (50 млн).
  • Сербская Hemofarm (32 млн), немецкая Berlin-Chemie (30 млн) и датская Novo Nordisk (около 100 млн) выбрали Калужскую область для локализации своих производств.
  • В Московском регионе построены заводы "Сердикс" (французской Servier) в Сергиевом Посаде, KRKA в Истре, Gedeon Richter в Подольске.

 

Цель - сотрудничество

Иностранные компании, открывая заводы на территории РФ, вносят большой вклад в развитие технологий, увеличивают доступность своих лекарств для населения, платят налоги и предоставляют рабочие места. Очевидно, что создать инновационную фарминдустрию в России можно только с  участием иностранных фармкомпаний. Использование международного опыта и экспертизы в области R&D (Research & Development - комплекс мероприятий, включающий в себя как научные исследования, так и производство продукции) поможет российской фармацевтическому рынку стать инновационным в более короткие сроки. Один из оптимальных способов развития инновационной фармпромышленности – создание партнёрских отношений между международными инновационными фармкомпаниями и российскими научными центрами.

Женский браслет пандора ЖИДКИЙ КАШТАН ОТЗЫВЫ ФОРУМ

+

Яндекс.Метрика